Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:48 

Фанфик "Не в своем времени", глава 29 (из 30)

Himura_K
Прислушайтесь к голосу разума... Слышите? Слышите, какую хрень он несет?(с)
Не в своем времени
Автор - SiriusFan13
Перевод - Himura_K
Глава 29

1865
Баттосай очнулся в полутемной комнате, и поначалу не мог понять, где находится. Последнее, что он помнил – как тонул в реке…Но как он оказался там? Что произошло?
Мысли путались, и он никак не мог вспомнить, что же с ним случилось…
Рядом кто-то был. Он чувствовал чей-то Ки, но слишком устал, чтобы пытаться прочитать его.
- Саноске, - прошептал он, еще не успев понять, что именно произнес. Откуда вообще взялось это имя? Он не мог вспомнить лица его обладателя, однако с ним было связано смутное ощущение дружелюбия и надежности.
- Разве я похожа на мужчину, Химура-сан? – послышался женский голос, вернувший его в реальность.
Знакомый Ки, знакомые стены. Знакомый голос.
Баттосай попытался сесть, но резкая боль тут же пронзила плечо, и он снова свалился на футон.
- Оками-сан….
Голова тоже раскалывалась от боли и кружилась, и он прикрыл глаза.
- Оками-сан..Я…
- Вы не должны были драться с Шинсенгуми в таком состоянии – строго сказала она.
- С Шинсенгуми?
- Ну да, именно, - сказала Оками и потянулась за новыми бинтами.
Вот что она, оказывается, делала – перевязывала его рану…
Откуда она взялась? «Подарок» от Шинсенгуми? .
- Но я…я совсем не помню этого, Оками-сан…
Она лишь хмыкнула и принялась искать что-то на подносе с бинтами и лекарствами.
- Это вовсе не удивительно, Химура-сан. При лихорадке такое часто бывает. Вам несказанно повезло, что Юсиро-сан вытащил вас из реки, прежде чем вы утонули там или истекли кровью. Он и так принес вас сюда едва живого…А, вот она, нашла!
Она взяла с подноса маленькую коробочку и открыла ее.
- Вы говорите, Юсиро-сан…
- Ну да, - ответила хозяйка, про себя подивившись такому количеству вопросов. Обычно-то он был очень неразговорчив.
- Да, Химура-сан, Юсиро-сан спас вам жизнь, и…
Она замолчала, не договорив, потому что заметила выражение его лица.
Необычное. Баттосай смотрел на нее широко раскрытыми фиолетовыми глазами, растерянно и даже немного испуганно. Это было бы менее странно, окажись на этом месте взрослый Кеншин, однако хозяйка каким-то шестым чувствам поняла, что подросток Химура, Хитокири Баттосай, вернулся назад. Но его лицо сейчас не было обычной для него бесстрастной маской. Впервые за долгое время она снова увидела в нем маленького мальчика, которого однажды привез сюда Кацура. Того мальчика, которого ей все время хотелось приласкать, утешить, погладить по голове, как бы он потом ни старался отстраниться от всех на свете.
Сейчас он смотрел на нее именно так: растерянно, испуганно, словно ожидая от нее помощи…Возможно, в этом были виноваты жар и слабость, но у нее словно гора свалилась с плеч. Она ведь едва не перестала надеяться, что в этих глазах когда-нибудь снова мелькнет что-то живое.
- Оками-сан...?
Его тихий голос отвлек ее от раздумий.
Она улыбнулась:
- Успокойтесь, Химура-сан. Да, вы дрались с Шинсенгуми, упали в реку, а Юсиро-сан вас спас, вот и всё. И перестаньте думать об этом, все, что вам нужно сейчас – это покой.
Баттосай слабо кивнул, словно послушный ребенок, и закрыл глаза. Уже засыпая, он вдруг вспомнил: Сайто, стоящий на мосту в боевой стойке, готовый напасть…Наверное, про этот бой и говорила Оками-сан…Значит, он не окончательно потерял память, раз вспомнил это…
Он заснул, даже не успев удивиться, почему в этом воспоминании Волк Мибу оказался в стороне от своей стаи. И почему он одет не в форму Шинсенгуми, а в синий полицейский мундир. И курит сигарету…

1878
Было жарко и неудобно. Голова раскалывалась, и раны нещадно болели.
Кеншин крайне редко пребывал в столь мрачном настроении, но сейчас подумал, что лучше бы было и вовсе не приходить в себя.
Но все же открыл глаза и кое-как сфокусировал взгляд на ближайшей стене. И снова зажмурился.
Гостиница.
Ничего не получилось. Все было напрасно…Должно быть, это Шишио подобрал его и принес сюда….
- Ксо…- прошипел он сквозь зубы. Обычно он не произносил подобных слов, но разочарование было столь велико, что сейчас ему было все равно, если даже его кто-то услышит…
И вдруг рядом с ним раздались взволнованные голоса:
- Смотри, смотри, он очнулся!
- Подвинься, дай мне посмотреть!
- Кто-нибудь, сбегайте за Мегуми-сан!
- Мегуми-сан, Мегуми-сан, скорее сюда!
- А Кеншин только что выругался!
Кеншин открыл глаза и попытался приподняться, чтобы поскорее увидеть всех, собравшихся в комнате. Он, наконец, понял, что находится в Аойе, и рядом – его друзья.
Резкая, ослепительная боль в плече заставила его охнуть и снова упасть на футон.
Он был так рад возвращению, что и думать забыл про свою рану.
И тут же такие знакомые руки крепко обняли его. Каору изо всех сил прижала его к себе.
- Кеншин..- прошептала она, уткнувшись носом в его волосы, - Я думала…я думала. что ты…
Она всхлипнула:
- Ты был без сознания целых три дня…Мы все так волновались…
- Ты его сейчас задушишь, Малышка, - послышался рядом другой знакомый голос.
Сано тоже был где-то рядом, правда. Кеншин не мог его видеть, поскольку его лицо было плотно прижато к груди Каору.
Каору ахнула и выпустила его из объятий. Кеншин улыбнулся и, потянувшись к ней здоровой рукой, осторожно стер слезы с ее щеки.
- Простите, что заставил вас плакать, Каору-доно. Ваш покорный слуга не собирался покидать вас…
Каору взяла его за руку:
- Да, Кеншин, я знаю…
- Эй, постойте! А мы как же? – Сано в притворной обиде несильно хлопнул Кеншина по макушке. - Мы, между прочим, тоже скучали!
- А ты действительно сказал «Ксо», я слышал! – тут же встрял Яхико.
Мисао захлопала глазами:
- О чем вы вообще все говорите?
- Во дура-то! – объявил Яхико, за что тут же получил от Мисао подзатыльник, и попытался дать сдачи… Завязалась их обычная потасовка.
Каору и Сано тут же заспорили, чья вина в том, что Кеншин в результате оказался в таком состоянии, и ни один из спорщиков не желал уступать другому.
Мегуми, не обращая внимания на поднявшийся шум, проскользнула в комнату с ворохом бинтов.
Когда шум стал совсем уже невыносимым, она выгнала всех из комнаты, попросив Каору заварить чай, а остальных идти отсюда куда-нибудь подальше и не мешать ее пациенту. которому необходимы тишина и покой.
Затем Мегуми уселась перед футоном и стала спокойно менять повязку, так, словно ничего не произошло.
Кеншин радостно улыбался. Именно по всему тому он так скучал все это время. По всем этим крикам и смеху, по постоянным спорам и даже дракам.
По своей семье.
Мегуми предупредила, что сейчас будет больно, но он только кивнул, продолжая широко улыбаться. Боль не имела значения, ее легко можно было вытерпеть.
Главное – это то, что он был, наконец, дома.

Прошла почти целая неделя, прежде чем Мегуми разрешила ему встать с постели. Кеншин подозревал, что это было связано не только с его ранением: похоже, и Мегуми, и остальные просто не хотели, чтобы он снова попал в какую-нибудь переделку. Особенно сейчас, когда он вряд ли был бы в состоянии выйти из нее целым и невредимым.
За это время Кеншин рассказал о том, что с ним произошло, несчетное количество раз, и при этом всегда говорил, до какой степени рад был оказаться дома. И Каору каждый раз улыбалась при этих словах.
А Сано…
Сано вел себя не совсем обычно. В первые дни он постоянно торчал в комнате у Кеншина, приносил ему еду, болтал о всяких пустяках, донимал Мегуми вопросами о состоянии друга. И успокоился лишь тогда, когда она сказала, что тот выздоравливает. Это было не очень похоже на Сано, который обычно не мог долго сидеть на одном месте. Поэтому все удивились, когда он почти безвылазно просидел в комнате почти всю неделю.
Он рассказал Кеншину, как Каору, практически без посторонней помощи, вытащила его из воды. А Сайто (эта сволочь) стоял себе и курил свою вонючую сигарету, и даже не подумал помочь. Но почему-то ушел только тогда, когда убедился, что Кеншин жив.
Похоже, что Сано просто не давал приятелю времени вспомнить о самых неприятных вещах – о прошлом, в которое ему пришлось вернуться, хоть бы и на короткое время.
Возможно, поэтому он старательно избегал разговоров про мост и реку. Кеншин толком не знал, как к этому относиться. С одной стороны, ему нужно было поговорить с Сано об этом, а с другой – он не хотел быть излишне настойчивым.
Как бы там ни было, Кеншин был искренне благодарен Сано за заботу. В какой-то степени друг сейчас напомнил ему Юсиро…
Поморщившись от боли, он вдел руку в рукав.
Через пару дней они должны уехать из Киото. Конечно, Кеншин радовался возвращению домой. Но в этом городе у него было еще одно дело.
Он оделся, сунул за пояс сакабато и выскользнул на улицу.
Юсиро когда-то говорил, что у него есть дом в Киото. Даже показывал его – ткнул пальцем, когда они проходили по улице мимо него. Тогда для Кеншина эта информация была совершенно бесполезна, он не собирался наносить Юсиро визиты. Но вот, каким-то образом отложилось в памяти…
Сейчас Кеншину оставалось только надеяться, что дом стоит на прежнем месте, и не был разрушен во время войны. Потому что обязательно нужно было выполнить обещание, данное другу.
Наконец, он остановился напротив небольшого дома. Точно такого, каким он видел его много лет назад. Кеншин вдруг представил себе, как его старый друг, живой и здоровый, открывает ему дверь, немного постаревший, но с прежней дружелюбной улыбкой на лице. Как приглашает его в комнату и знакомит со своей женой…
Кеншин нерешительно потоптался у дверей, размышляя, стоит ему постучаться, или лучше уйти восвояси. Он не знал, что скажет вдове Юсиро, которая, скорее всего, откроет дверь. Ведь он не был с нею знаком, лишь однажды, во время странствий, до него каким-то образом дошел слух, что Юсиро женился. Это было за год до того, как его не стало.
Что скажет его жена, когда вдруг увидит на пороге незнакомца? Как он объяснит ей, почему вдруг решил нанести ей визит? А что если она поймет, кто он такой?
Это оказалось труднее, чем он ожидал. Но ведь он дал слово…
В конце концов, Кеншин все же решился. Он постучал и стал ждать.
Изнутри послышались торопливые шаги. Потом дверь приоткрылась. В дверном проеме показалось лицо женщины…и в следующее мгновение она вдруг ахнула и прикрыла рот рукой.
Кеншин уже был уверен - сейчас она захлопнет дверь перед носом бывшего хитокири. Однако, вместо этого дверь отворилась полностью, и на пороге показалась вдова Юсиро.
Она низко поклонилась ему:
- Баттосай-сан!,,,,
- Нозоми-доно…- прошептал он.
По крайней мере, она точно не собиралась убегать или кричать от ужаса при виде демона Бакумацу.
- Вы, наконец, пришли, - тихо произнесла она, по-прежнему изумленно глядя на него.- Ками-сама, я даже не знала, живы ли вы…
Она опустила глаза и смущенно добавила:
- Я так рада, что с вами все в порядке…
Кеншин улыбнулся:
- Я тоже рад видеть вас в добром здравии, Нозоми-доно…Я и не знал, что вы стали женой Рю…
Ее лицо стало печальным, стоило ему упомянуть имя покойного мужа…
Он прекрасно понимал, что она чувствует сейчас. Раны от потери близких порой так глубоки, что даже время не способно их полностью исцелить.
- Простите, Нозоми-доно, я не должен был…
Она покачала головой:
- Нет-нет, Баттосай-сан. Простите меня за мою грубость, я не должна была держать вас тут, на пороге. Пожалуйста, заходите. Я должна вам отдать кое-что…
- Оро? – Кеншин удивленно заморгал
Она улыбнулась и проводила его в дом.
Внутри было тепло и уютно. Кеншин сел возле низкого столика и оглядел комнату. Возле стены, в углу, лежал детский волчок.
Нозоми заметила его взгляд и объяснила:
- Акира-тян. Это его волчок. К сожалению, сын сейчас в школе. Мне бы хотелось, чтобы вы посмотрели на него, он очень похож на отца.
- Я бы хотел увидеть его, - ответил Кеншин, - Возможно, в следующий раз, когда буду в Киото, я снова навещу вас. Если вы не против, конечно…
- Я буду только рада, Баттосай-сан.
- Кеншин. Пожалуйста, зовите меня Кеншин.
Нозоми кивнула.
- Хорошо…Кен-сан…
Она смутилась и замолчала, а затем вежливо улыбнулась и спросила:
- Не желаете ли выпить чаю?
- Нет, спасибо, Нозоми-доно, - отказался Кеншин, - Меня ждут дома. Просто…очень давно я обещал Рю, что зайду к нему в гости…Простите, что не сделал этого раньше.
- Я знаю, - кивнула она, - Рю говорил мне…
Она встала, подошла к небольшому сундуку, стоявшему у стены и начала что-то искать в нем. Через минуту она обернулась и показала Кеншину сложенный в несколько раз листок бумаги.
- Рю оставил это вам, - сказала она, протянув ему листок, - Он написал это незадолго до того, как…покинул нас. Думаю, он хотел проститься с вами.
Нозоми улыбнулась, но улыбка была печальной.
- Он не верил, что вас уже нет в живых. Поэтому взял с меня обещание, что я сохраню это письмо и отдам вам, когда вы придете…Честно говоря, я думала, что это просто причуды больного…Но получается, что..он как-то знал, что вы придете…
Кеншин не знал, что ответить на это, поэтому просто кивнул и взял письмо.
- Вы уверены, что не хотите чаю, Батто…то есть, Кен-сан? – спросила она.
Кеншин, наконец, справился с собой, и ответил:
- Нет, спасибо. Мне действительно пора идти. Я просто зашел на пару минут…
Она проводила его до двери, и, когда он уже стоял на пороге, сказала:
- Кен-сан, пожалуйста, приходите, когда только захотите, в любое время..Мы будем рады вас видеть…Если вы захотите вспомнить Рю..или познакомиться с нашим сыном…
Кеншин поклонился и с улыбкой ответил:
- Спасибо за приглашение, Нозоми-доно. С удовольствием.
Нозоми тоже поклонилась и при этом снова смущенно покраснела, сделавшись вдруг похожей на девчонку, какой была тринадцать лет назад.
Кеншин улыбнулся ей и вышел на улицу.
Он не стал сразу разворачивать письмо. Вместо этого зашел в винную лавку, купил кувшин саке и направился к выходу из города, в сторону леса.
Он хотел прочитать это письмо в тишине, а не посреди улицы. К тому же, перед отъездом он должен был навестить еще одного человека.
Углубившись в лес, Кеншин, наконец, уселся на поваленное дерево и развернул листок.
Кеншин,
Я так и знал, что придется снова написать тебе письмо. Конечно, лучше было бы написать его при более радостных обстоятельствах. Я надеялся, что еще успею увидеться с тобой хоть раз. Но что поделаешь, такова жизнь. Остается просто порадоваться, что ты жив, и с тобой все хорошо. Я-то это знаю, но вот Нозоми мне не верит. Но ничего, она поймет, когда ты придешь к ней, я уверен.
Скажу еще пару слов напоследок. Думаю, тебе это будет полезно услышать. Ты хороший человек, Кеншин, и всякий раз, как будешь в этом сомневаться, вспоминай ту мою записку. Вспомни, скольким из нас ты спас жизнь. Скольких ты защитил. А что до того, что ты убивал…так это была война. И ты никогда не был хитокири в душе, я это знаю. У тебя прекрасная душа и доброе сердце, и это мог видеть всякий, кто дал бы себе труда посмотреть внимательно. А те, кто не увидел – ну, значит, они этого и не достойны. Они, а не ты, понятно?
Я желаю тебе всего самого лучшего. Тебе и той, кто тебя ждет. Я надеюсь, вы будете так же счастливы вместе, как мы с Нозоми.
И вот что еще. Живи настоящим и не оглядывайся на прошлое. Лучше думай о будущем. Ну, и обо мне вспоминай иногда.
Увидимся когда-нибудь…
Рю


Кеншин двинулся дальше по лесной тропе, пытаясь осмыслить слова Юсиро…
Живи настоящим и не оглядывайся на прошлое. Лучше думай о будущем.

По иронии судьбы, ему как раз пришлось совершить путешествие в прошлое, чтобы услышать эти слова.
Впрочем, он решил, что обдумает все это немного позже – тропа вывела его на знакомую поляну.
Здесь-то ничего не изменилось. Все та же хижина, та же гончарная печь. И высокий человек в белом с красным плаще, сидящий на бревне возле этой печи.
Кеншин остановился на секунду, вспомнив, как молодой Хико Сейджуро подарил ему кувшинчик саке, чтобы тот «помог ему сосредоточиться».
Он улыбнулся и посмотрел на кувшин, что держал в руке. Наверное, сейчас самое время для ответного подарка…
Хико сидел к нему спиной, но, конечно же, почувствовал его присутствие сразу, как только Кеншин вышел на поляну.
- Ну что тебе еще надо? – мрачно поприветствовал его наставник, даже не соизволив обернуться.
Кеншин захлопал глазами- Хико никогда не отличался любезностью, но сейчас был чем-то раздражен сверх обычного. И вдруг вспомнил…
Я же как раз собирался навестить его, когда все это случилось... Должно быть, наставник уже несколько дней ждет меня…Тогда понятно, почему он так злится….
- Наставник..- нерешительно произнес он, - Я принес вам саке…
Хико демонстративно уставился в огонь.
- И нечего подлизываться, - проворчал он, - Навалил на меня кучу своих проблем, и вообразил, что если принесешь мне саке, то я их тут же решу?
Наконец, он повернул голову, глянул на кувшин в руке Кеншина – и вновь отвернулся:
- Да еще принес это пойло, что продают в Киото. Сам пей эту дрянь.
Кеншин обреченно вздохнул:
- Наставник…Простите, я знаю, что я не пришел вовремя. Но…произошло нечто непредвиденное…Меня, в некотором роде..вообще не было здесь…Так что, пожалуйста, не сердитесь на меня.
Хико все же повернулся к нему:
- Что ты там такое бормочешь, Кен…
Он замолчал на полуслове и пристально уставился на бывшего ученика…
Кеншин растерянно заморгал, не понимая, чем вызвана такая странная реакция. Хико продолжал смотреть на него с таким видом, словно не мог поверить, что видит перед собой именно своего бака деши.
Однако уже через мгновение выражение его лица вновь стало обычным.
- Ну и зачем ты опять притащился сюда, если сам уже нашел способ вернуться обратно?
Кеншин вытаращил глаза:
- Наставник…так вы всё знаете? Я что, приходил к вам за советом? И вы…разговаривали с Баттосаем?
- Я разговаривал со своим глупым учеником, - фыркнул Хико, - Я же говорил, что не желаю иметь дела с хитокири Баттосаем.
С этими словами он поднялся с бревна и пошел в хижину. Кеншин остался стоять на месте в совершенной растерянности, не зная, как реагировать на эти слова.
- Бака! – закричал Хико из хижины, - Ты собираешься входить или так и будешь стоять столбом?!
Кеншин нерешительно вошел внутрь и остановился на пороге.
- Ну что еще? – Хико мрачно глянул на него.
- Наставник…Но…вы сами сказали, что не желаете иметь дела с Баттосаем…Но как же тогда…
Хико отвел глаза и уставился в свой кувшин с саке.
- Ты перестал быть Баттосаем, когда погибла эта девушка…- сказал он, и его голос прозвучал непривычно тихо, - Я даже и не думал, что…
- Ладно, это не имеет значения, – закончил он своим обычным тоном, - все уже разрешилось само собой. Просто забудь об этом…Впрочем, похоже, у тебя уже и так все вылетело из головы ….
- Простите, наставник..А что, что-то важное произошло за это время? Извините, но я вообще не помню, что приходил к вам тогда ..не только о нашем разговоре…
- Да какая мне разница, что ты там помнишь, а что нет? – рявкнул Хико, - Лучше не стой как бака, и налей саке…С тобой без выпивки вообще невозможно разговаривать…
Он указал пальцем на полки с посудой:
- Не тормози, принеси чашки, вон они стоят!
Кеншину стало не по себе – обычно Хико никак не проявлял своих эмоций, а сейчас было ясно видно, что он расстроен и обижен. Вот только на что?
Он снял с полки две маленькие чашечки, и тут его внимание неожиданно привлек почти бесформенный кусок глины – маленький кособокий горшочек.
Кеншин взял его в руки, покрутил и поставил обратно на полку, а затем вернулся к наставнику.
Хико успел это заметить. Он сделал большой глоток из собственного кувшина и спросил:
- На что это ты там уставился?
Кеншин пожал плечами:
- Этот горшок…Я все равно не могу понять, почему вы держите его на виду. Он же такой корявый…
- Не более корявый, чем твой почерк, - тут же ответил Хико. – Помнишь свои упражнения в каллиграфии?
И тут странная мысль пришла ему в голову
Он сказал: я все равно не могу понять…А ведь я показывал ему этот горшок только один-единственный раз…Тогда…
- Не могу поверить, что вы и это сохранили…- тихо сказал Кеншин, - Что вы захотели это сохранить…
Он сделал глоток из своей чашки и поднял глаза на Хико:
- Спасибо вам за это, наставник…За то, что не отказались от меня окончательно. Я не знаю, говорил ли я вам это раньше, но…спасибо.
Хико молча поднес свою чашку к губам.
Значит, ты все-таки не забыл…Пусть ты не все помнишь, но что-то ведь отложилось в твоей памяти…
- Вот ведь бака, - пробурчал он себе под нос, крайне довольный услышанным.
Во всяком случае, глупый ученик вынес хоть что-то из их разговора…Хоть что-то да задержалось в его дурной голове.
- Оро? – Кеншин удивленно воззрился на наставника.
- Ладно, проехали, - отмахнулся тот.
И, указав на чашку в руке ученика, спросил:
- Ну и как оно на вкус?
Кеншин сделал глоток.
- Хорошее саке…
Хико кивнул:
- В кои-то веки, бака деши, я с тобой согласен…

@темы: Химура Кеншин, Хико Сейджуро, Переводы, Фэнфикшн, Такани Мегуми, Камия Каору, Миодзин Яхико, Сагара Саноске

Комментарии
2013-04-08 в 06:52 

Раника
Тонкую нить в руку возьму, — в темноте долго нам идти...
Ффуххх! Как хорошо, что всё хорошо. Я так переживала!
Спасибо большое, Химура-сан!

А Сайто (эта сволочь)
Что, так и написано в оригинале? )))

2013-04-08 в 10:56 

Himura_K
Прислушайтесь к голосу разума... Слышите? Слышите, какую хрень он несет?(с)
"that bastard" можно перевести и так)))))

2013-04-08 в 12:23 

Мидо Бан
Бью морды. Дорого.
Раника, вообще "эта сволочь" - чуть ли не официальное прозвище Сайто со времен Бакумацу)))))))
Himura_K, спасибо огромное!! Жду окончания))

2013-04-08 в 12:25 

Himura_K
Прислушайтесь к голосу разума... Слышите? Слышите, какую хрень он несет?(с)
Мидо Бан, ну да, потому так и перевелось))))))

2013-04-08 в 14:27 

Раника
Тонкую нить в руку возьму, — в темноте долго нам идти...
Мидо Бан, вообще "эта сволочь" - чуть ли не официальное прозвище Сайто со времен Бакумацу)))))))
Дада, я в курсе, потому и спросила. Интересно, а как это звучало по-японски?...

2013-04-08 в 20:56 

Arika Blaidd
Вот сейчас чай допью и...
Спасибо огромное за перевод! Теперь буду ждать последнюю главу))

2013-04-08 в 21:02 

Раника
Тонкую нить в руку возьму, — в темноте долго нам идти...
Arika Anna, так она выложена уже.)))

2013-04-08 в 21:39 

Arika Blaidd
Вот сейчас чай допью и...
Раника, спасибо)) Я просто сразу не заметила))

2013-04-11 в 22:17 

Fuchoin Kazuki
То, что у тебя паранойя, еще не значит, что ОНИ за тобой не следят
А Сайто (эта сволочь)
Что, так и написано в оригинале? )))


Как уже сказал Бан - "этой сволочью Сайто Хаджиме" его называли в то время очень многие. Это историческая формулировка.

2013-04-11 в 22:51 

Раника
Тонкую нить в руку возьму, — в темноте долго нам идти...
Fuchoin Kazuki, да и мне интересно, как она звучит по-японски)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Сказание эпохи Мэйдзи

главная